27 ЯНВАРЯ - ДЕНЬ СНЯТИЯ БЛОКАДЫ ЛЕНИНГРАДА (77 ЛЕТ)


 По итогам работы федерального жюри победителями Всероссийского конкурса сочинений 2020 года стали 100 обучающихся из 59 субъектов Российской Федерации, набравшие более 52 баллов из 60 возможных.


Максимальный балл, полученный участником ВКС-2020 на федеральном этапе – 60, минимальный – 23.


Публикуем список победителей и участников федерального этапа:


47. Красноперова Вероника Магаданская область 5 Память сердца Победитель федерального этапа.


Пятерка абсолютных победителей традиционно будет объявлена на церемонии награждения, которая в этом году пройдет в дистанционном формате.


От всей души поздравляем ребят, учителей и родителей с победой! (Сайт Всероссийского конкурса сочинений).


жегодно учащиеся школы участвуют во Всероссийском конкурсе сочинений. По итогам работы федерального жюри победителями в 2020 году стали 100 обучающихся из 59 субъектов РФ. Среди них ученица 5-го класса Ольской средней школы Вероника Красноперова.


История «Память сердца», рассказанная Вероникой, — вымышленная. Реальное только имя маленькой девочки, а сегодня взрослой женщины, потерявшей маму в блокадном Ленинграде и вывезенной на Большую землю.


Мы поздравляем Веронику и учителей, которые подготовили её к написанию сочинения, — А. А. Гаркуша и В. П. Аникьеву, с такой замечательной победой!


 

Ольга НИКОНОВА, библиотекарь «СОШ п. Ола».


 ПАМЯТЬ СЕРДЦА

 

Это лето выдалось на удивление жарким. Дети весело бегали по улицам. Кто-то катался на роликах, кто-то на велосипедах, а я осваивала гироскутер. Его подарили мне на день рождения.

Как-то раз я ехала по асфальтированной дорожке, стараясь не сбивать прохожих. Так как мой опыт управления подобным транспортом оставлял желать лучшего, я ехала с небольшой скоростью, тем более, что впереди, недалеко от меня, двигалась пожилая женщина, опираясь на палочку. Рядом с ней так же неторопливо, но с великой гордостью вышагивали две бездомные собаки. Почему я решила, что они бездомные? Потому, что на ушах у них красовались жёлтые бирочки, которые есть только у никому не принадлежащих собак. Однако эти животные шли рядом с бабушкой так, будто она была их хозяйкой.

Я, наверное, не обратила бы на это внимание, если бы вдруг бабушка не остановилась и не стала медленно наклоняться к земле, дрожащей рукой опираясь на свою палочку. Что она хотела поднять с земли? Может она увидела там деньги, которые кто-то обронил, или ещё что-либо ценное? Собаки крутились рядом, как будто хотели ей помочь, но не понимали, что она делает.

Я подъехала к лавочке, бросила свой транспорт и потихоньку подошла к ним.

— Здравствуйте. Может, вам помочь? – вежливо спросила я. И тут, наконец, я увидела то, что она хотела поднять с земли. На чёрном асфальте, уже изрядно помятая и никому не нужная, валялась георгиевская ленточка – символ нашей Великой Победы, память о подвиге наших предков. Не хочется думать, что её выкинули специально. Скорее всего, кто-то второпях просто потерял её. Однако почему люди, обгонявшие бабушку, не заметили этот ярко-оранжевый лоскуток и не подняли его?

— Спасибо, внучка, — ответила женщина. Она достала из кармана носовой платок и бережно завернула в него георгиевскую ленточку.

Животные весело завиляли хвостами.

— А ваши собаки не кусаются? – спросила я. — Можно их погладить?

— Конечно, можно. Ты не смотри, что они бездомные, — сказала бабушка. — Это мои родненькие, я их всех кормлю, потому что если б не собаки, то, наверное, меня давно и не было бы на свете.

Мне стало любопытно, и бабушка Мира (так звали мою новую знакомую) рассказала мне по дороге к её дому свою историю.

— Мне было в ту пору чуть больше трёх лет. Когда началась война с фашистами, мы жили в Ленинграде с мамой, папой и бабой Любой. В первые же дни родители попрощались с нами и ушли добровольцами на фронт. Мы остались вдвоём. Тяжело было, особенно когда наш город попал в блокаду. Нас постоянно бомбили с воздуха. Мы с бабой Любой заколотили окна досками и почти всё время жили в темноте, чтобы не привлекать внимание. Когда были сильные бомбёжки, мы спускались в бомбоубежище и могли просидеть там сутки, а то и двое. Кушать было почти нечего, ежедневно людям давали паёк по карточкам. Это был маленький кусочек хлеба размером со спичечный коробок. Я тогда не понимала, что баба Люба сама не ела, а отдавала мне свою пайку. Иногда мы ходили по заснеженным улицам к колонке за водой, и по пути она собирала картофельные очистки. Это был праздничный ужин. Похлёбка из них казалась невероятно вкусной.

Блокада длилась 872 дня. Люди умирали от голода, от болезней, просто от безысходности. Это было страшное время.

Однажды мы с бабой Любой отправились за водой. Вдруг по дороге она присела на снег и сказала мне: «Мирочка, ты только не бойся ничего. Всё закончится и ты будешь ещё долго жить». Потом она тихо вздохнула, прислонилась спиной к разрушенной стене одного из домов и закрыла глаза. Я решила, что баба Люба устала и хочет отдохнуть. Чтоб её не тревожить, я тихонько присела рядом на санки. Не помню, сколько часов я так просидела. Баба Люба всё спала. Смеркалось. Поднялся ветер, и белая поземка стала постепенно засыпать мои санки. Сначала я сгребала накатившие сугробы, а потом почувствовала, что меня тоже одолевает сон. Уже засыпая, я увидела вдалеке стаю бездомных собак, которые тоже замерзли и, прижав хвосты, искали себе уютное местечко. Что было дальше, я не знаю, но когда я очнулась, вместо снега вокруг меня были белые стены больницы. Пожилой доктор с добрыми глазами и клиновидной седой бородкой пошутил: «Ну что, спящая красавица, проснулась? Вставай, подойди к окошку, там тебя всё это время ждут твои спасители». Не понимая, о чём он говорит, я всё-таки выглянула на улицу. Солнце. Яркое солнце – первое, что бросилось в глаза. Из-за его сияния я не сразу увидела лежащую во дворе больницы стаю собак. Присмотревшись, я узнала своих спасителей, которые в ту самую ночь не дали мне замёрзнуть. Как пояснил доктор, меня даже не сразу нашли среди окруживших четвероногих друзей, которые кольцом легли вокруг меня, чтобы не дать замёрзнуть в начинающейся пурге…

— Вот такая история! — сказала бабушка Мира. – Как ты думаешь. После этого я не должна быть благодарна своим спасителям? Конечно, теперь в каждой собаке я вижу тех, кто обогрел меня и не дал умереть в блокадном Ленинграде. А слова бабы Любы оказались вещими. Я живу уже почти 90 лет и радуюсь каждому прожитому дню…

Бабушка Мира всё время держала свой носовой платок с лентой в руке, как будто хотела высушить её, попросить прощения за тех, кто равнодушно прошёл мимо.

— А можно я заберу эту ленточку? — робко попросила я.

Бабушка Мира протянула мне платок.

— Возьми, внучка, сохрани её и помни о тех, благодаря кому мы сегодня живы.

Возвращаясь домой, я вспомнила про свой гироскутер, который беспечно оставила у лавочки. Сломя голову я понеслась к тому месту, но уже издалека увидела, что транспорт стоял нетронутым. А рядом с ним, как верные стражи, находились те самые бабушкины бездомные собаки с жёлтыми бирками на ушах.

 

Вероника КРАСНОПЕРОВА.

Полная новость в источнике

The post 27 ЯНВАРЯ — ДЕНЬ СНЯТИЯ БЛОКАДЫ ЛЕНИНГРАДА (77 ЛЕТ) appeared first on Новости Магаданской области.



Полная новость в источнике